Интервью с Джонни

Интервью Джонни с Ultimate Guitar. Июль 2010.

johnnyrev

 

В

это время в прошлом году группа думала над концептом пятого альбома, который с самого начала планировался намного более «темным», чем все предыдущие. Большую часть материала пятерка из Хантинтон Бич успела набросать еще в 2009 году, но в декабре их карьера, и особенно их коллектив, претерпели существенные изменения. В тот роковой месяц барабанщик, композитор и просто друг Джимми “The Rev” Салливан скончался в возрасте 28 лет. Остальные участники оказались на эмоциональном и творческом перепутье, но в конце концов решили продолжить работу над альбомом, чтобы донести до мира наследие Салливана.

 

На временную замену Салливану пришел легендарный Майк Портной. Используя демо-записи, которые набросал Джимми, Портной помог группе окончательно оформить то, что группа называет музыкальным видением Рева. Альбом, который выйдет в продажу 2 июля, музыкально содержит в себе задуманную идею, но в плане лирики — это дань уважения покинувшему этот мир барабанщику и другу.
Басист Джонни Крайст дал интервью Ultimate Guitar, в котором рассказал о настрое, царившем в группе в процессе записи альбома. Сама мысль о туре без Джимми казалась по меньшей мере удручающей, но Джонни осознает, что это единственный путь донести музыку до людей в память о друге.

 

Ты прошел через такие драматические события, поэтому спасибо за то, что решил дать интервью. Не раскроешь читателям некоторые тайны процесса записи альбома? Как сильно трагические события декабря повлияли на вашу музыку?
Джонни: Мы уже были в процессе записи. Когда Джимми не стало, мы уже закончили все основные моменты. Над этим альбомом мы работали около 9 месяцев, и начали писать его сразу после завершения тура. Концепт наметили сразу. Джимми работал на всех фронтах. Все было готово для записи в студии, мы хотели начать записываться уже в начале января.

 

Твои коллеги по группе охарактеризовали Nightmare как более мрачный альбом по сравнению с другими вашими работами. Вы с самого начала хотели сделать его именно таким мрачным?
Это непременно должна была быть концептуальная запись. Что-то вроде The Wall or Operation: Mindcrime. В то же время мы хотели сохранить звучание гитар. Мы хотели сделать более тяжелую запись. В итоге песни оказались такими мрачными, какими мы хотели их видеть. Вот только лирика после смерти Джимми изменилась. Большинство песен — но не все — связаны с его жизнью и смертью.

 

Сомневался ли ты в том, что надо продолжать двигаться вперед после смерти Салливана? Или все сразу решили, что этот альбом будет данью уважения другу?
Когда мне позвонили, мы все были у Мэтта дома. Все четверо, плюс еще девушки и жены, и все мы были безутешны. Не знали что делать с группой. Все думали что-то вроде «Что мы теперь будем делать без нашего брата?». В тот момент до группы как-то не было дела, мы думали «Мы не сможем сделать это без него». Заменить его — сложнее всего. После пары недель мы решили, что запись должна выйти. Джимми записал около 60% всего материала сам, лично, это больше его запись, чем наша. Потом каждый вложил в песни частичку своей мысли, чтобы завершить их. Мы долго обсуждали что делать с группой. Джимми записал свои партии на электронных барабанах, но оставь мы все как есть, это показало бы его не с лучшей стороны, ведь все было записано в один канал. Он всегда стремился доводить все до совершенства. Потом мы подумали о том, что Майк Портной мог бы помочь нам. Он выразил нам свои соболезнования. Он оказался хорошим дополнением. Майк был для Джимми кумиром, примером для подражания. Мы поинтересовались не может ли Майк помочь нам с записью, и он ответил, что для него это было бы честью. Он старался сдерживать свои личные творческие порывы. Он никогда не заменит нам Джимми, но до тех пор пока мы не найдем нужного человека, Портной — это тот, кого бы мы хотели видеть с нами. Мы долго и упорно работали над альбомом и, думаю, почти завершили его.

 

Будет ли тур в поддержку альбома?
Когда мы были в студии, мы думали будем ли делать тур. Сперва мы думали типа «Да ни за что. Без него мы не будем давать концерты. Это просто ненормально». Честно говоря, мы просто должны сделать это. Старания Джимми должны быть услышаны. Это то, что он бы сам хотел сделать. К тому же, для нас как для группы это что-то вроде терапии.

 

Мало известно об особенной песне под названием “Fiction”. Это правда, что это последняя песня, которую написал Джимми?
Да. Он как раз закончил вторую часть песни. Она клевая, но какая-то зловещая и беспокойная. Обычно на демо-записях напеваешь что-то в тех моментах, где должен быть текст. Текст, который написал Джимми, оказался пророческим и каким-то зловещим, как будто Рев с нами прощался. Песня получилась отличной, и мы включили ее в альбом. Нам повезло. Песня жуткая, ее трудно слушать.

 

То, что Майк Портной согласился сотрудничать с вами, стало признанием творчества Джимми, не так ли?
Мы ездили в туры с многими феноменальными барабанщиками и группами и многому смогли научиться. Майк включился в работу, выучил все партии. Он относился к нам уважительно и сделал все так, как мы его просили. Он оказался лучом света для нас в такой темный период.

 

Менял ли ты настройки своего оборудования для записи Nightmare?
Да, потому что в этот раз наш продюсер Майк Элизондо, а он сам басист и любитель классики баса. С другой стороны он великолепный музыкант и композитор — работал с 50 Cent и Dr. Dre довольно долго. Рэп — совсем другой стиль музыки. Здорово, что наш продюсер имеет опыт работы с разными жанрами. В основном, я использовал то же, что и на предыдущих альбомах для более «сырого» звука.

 

Струны все те же — Ernie Ball?
Да, для большинства песен я использовал эти струны. Были еще, пожалуй, ’72 Thunderbird.

 

Изменились ли твоя техника и подход к игре на басу за эти годы?
Я считаю, что как музыкант ты должен двигаться вперед. Каждый из нас развивался по-своему, и я думаю что я не являюсь исключением. Мы помогали друг другу на этом пути, чтобы стать более зрелыми музыкантами. Много гитаристов хотят делать невообразимые штуки там, где это в общем-то не нужно. Если говорить об одноименном альбоме, то он более зрелый, на нем моя игра на басу смогла развиваться. Для нашего пятого альбома я написал около 80% партий перед тем, как мы закрылись в студии. Таким образом я мог отработать тот материал, что уже был записан. Что касается бас-партий, то они написаны для каждой песни. Если говорить про атмосферу каждой из песен… Ты стараешься найти баланс между всеми песнями и гитарами в них. Думаю, нам это удалось.

 

Какой совет ты бы дал тем, кто хочет окунуться в мир шоу-бизнеса?
Определенно нужно уметь шарить в интернете. Точно сказать не могу, что надо делать, но идти надо в этом направлении. С интернетом появляется куча возможностей продвинуть себя.